1917 год в исторических оценках и теоретических схемах

1917 год в исторических оценках и теоретических схемах
События в истории — это человеческие деяния. В отличие от палеонтолога, который, раскапывая, описывает окаменелости в рамках того или иного временного ряда, историк должен поставить вопрос, каким человеческим целям служил тот или иной объект. Выдвинутые ими научно-исторические теории отличались широтой обобщения и претензией на всеобщую применимость и универсальную общезначимость. Единый параметр «свободы» не может уловить этой сложности. Социалистические партии в это время находились в состоянии глубокого кризиса и не готовили революцию, а лишь присоединились к ней.


Развитие методов изучения исторических источников можно разделить на три этапа. При этом мы придерживаемся широкого взгляда на источник. Мы считаем, что источником может выступать не только письменный документ, но и все, что может передать нам определенные сведения о событиях прошлого. Государство само проводило реформы, политики и чиновники не считали нужным вести диалог с обществом и идти на какие-либо уступки, что показало бы слабость власти. Мастерство историка заключается в методике задавания вопросов источнику и оценке ответов. Социалистические взгляды, отвергающие частную собственность на землю явно преобладали и в печати. Важной в области методологии источниковедения явилась статья «Некоторые вопросы теории источниковедения»[50]С. М. Каштанова и А. А. Курносова, напечатанная в журнале «Исторический архив» в 1962 г. вместе с материалами ее обсуждения.

Ученым ведь его делает не то, что он знает нечто, чего не знают другие. Революция опередила заговорщиков и, спасая положение, либералы вынуждены были взять управление страной в свои руки в очень неблагоприятных условиях. Это во-первых. А во-вторых, 242 наказа вовсе не были обобщением всех крестьянских наказов, как нередко представляется в литературе. Революция в России не остановилась на сломе высших органов власти, как это было в Западной Европе.

Похожие записи: